alterall.ru

Альтернативные взгляды на действительность

Реклама

От Меня это было (версии авторства...)

Автор Антон Жоголев   

 

Митрополит Мануил (Лемешевский)

     Почти десять лет назад, в 1992 году, я впервые прочел "От Меня это было". Эту небольшую работу в рукописном виде для публикации в "Благовесте" мне передал известный самарский священник протоиерей Иоанн Гончаров, в пору своей молодости лично знавший Митрополита Мануила. У меня не было сомнений, что этот таинственный, величественный текст, похожий на Библейское пророческое откровение, написан Митрополитом Мануилом (Лемешевским), который из смирения (речь ведь идет об обращении Бога к душе человеческой!) "приписал" эту работу неизвестному старцу иеросхимонаху Серафиму. Такие случаи в литературе не единичны. Мы опубликовали "От Меня это было" в № 2 за 1992 год Православной газеты "Благовест" Это была, по-видимому, первая публикация этого замечательного текста. Подзаголовок работы звучал так: "Из наставлений иеросхимонаха Серафима Епископу Мануилу (Лемешевскому) в сентябре 1937 года".

     Этот небольшой текст всегда воспринимался мной не как литературное произведение, а как факт мистического опыта, откровение, действительный разговор Небес с душой христианского подвижника. И смысл этого откровения далеко выходит за рамки отдельной, пусть даже и выдающейся личности.

     В самиздатовском сборнике, выпущенном в свет в конце 80-х годов, посвященном жизни Митрополита Мануила (Лемешевского), я увидел, что в перечне завершенных литературных работ Владыки за 1937 год значится и эта, как сказано там, "короткая работа". Через несколько лет в известном двухтомнике Пестова "Практика Христианского благочестия" была опубликована эта статья без указания автора. И вот в прошлом году московское издательство "Благовест" тиражом 20 тысяч экземпляров издала небольшую книгу с названием "От Меня это было". На обложке указан автор - иеросхимонах Серафим Вырицкий (в изданной годом раньше в Москве книге А. Тимофеева "Жизненный путь старца Серафима" опубликована эта работа и тоже безоговорочно приписана недавно канонизированному старцу иеросхимонаху Серафиму). Интересно, что в этой же книге "От Меня это было" после вышеназванной работы публикуется отрывок из дневника Митрополита Мануила (Лемешевского), написанный в стилистике "От Меня это было". Но в массовом восприятии окончательно возобладала версия, что эту работу написал именно петербургский святой, посвятивший ее некоему безымянному Епископу, находившемуся в то время в заключении. Об этом прямо говорится в московском издании в послесловии к статье: "Этот текст ... отец Серафим адресовал одному из своих духовных чад - епископу, находящемуся в заключении... Это духовное завещание старца, обращенное ко всем нам". Если с последним утверждением нельзя не согласиться, то по поводу первого имеются серьезные возражения. Зная это, издатели книги "От Меня это было" в предисловии пишут совсем другое: "Еще в период драгоценных тетрадочек верующие утешались этим словом. Тогда "Разговор Бога с душой" был подписан никому не известным старцем Серафимом. Ныне же старец Серафим Вырицкий не только любим многими, но и канонизирован в лике преподобных. Не так давно увидели свет дневники Владыки Мануила (Лемешевского) - в них то же напряженное желание исполнить во всем волю Божию, а по форме это продолжение "Разговора Бога с душой". Кому же все-таки принадлежит духовное завещание "От Меня это было"? Мы пока не можем дать точный ответ", - признаются издатели и... все же ставят имя старца Серафима в заглавие книги.

     Как первый издатель, "выдернувший" эту работу из потока самиздатовской литературы, я все же дерзну дать свою трактовку авторства этой работы. Но сразу предупреждаю, что это лишь версия, а не окончательное утверждение нашедшего ответ на все вопросы издателя. Мы имеем дело с необычным текстом. Текстом, имеющим сакральный характер, текстом, который уже стал частью предания нашей Поместной Церкви. Текстом, который таинственным образом связан с именами двух великих подвижников Православия, из которых один уже причислен к лику святых, а другой несомненно будет со временем канонизирован. И потому вопрос об авторстве в этом случае не играет столь принципиальной роли. Но, конечно, и этот вопрос, раз уж он встал перед нами, должен быть разрешен. В ходе опроса духовных чад Митрополита Мануила, живущих в настоящее время в Самаре, я убедился, что некоторые из них (например, Людмила Даниловна Горбачева) еще при жизни Владыки Мануила были убеждены в его авторстве этой небольшой статьи.

Иеросхимонах о.Серафим

     Для них впоследствии стало неожиданностью то, что со временем стало принято считать автором "От Меня это было" иеросхимонаха Серафима Вырицкого. В свою очередь родственники преподобного Серафима (по заявлению исследователя жизненного пути старца Серафима В.П. Филимонова из Санкт-Петербурга - о его странном "мнении" на этот счет далее скажу особо) категорически отказываются признать авторство старца Серафима. Самарский исследователь архива Митрополита Мануила иерей Михаил Мальцев и питерский исследователь духовного пути Серафима Вырицкого В.П.Филимонов сходятся в одном: Владыка и старец лично знали друг друга, не раз встречались в 1927 году, когда Епископ Мануил в Петербурге боролся с обновленчеством, а старец Серафим являлся духовником Александро-Невской Лавры. Епископ Мануил не раз приезжал в келью к старцу в Александро-Невскую Лавру и просил старческого наставления, молитв. В.П. Филимонов также подтвердил, что Владыка Мануил приезжал к старцу и позднее, в 1928 году, во время своего краткого пребывания в северной столице. Известна даже келья, в которой старец принимал Епископа Мануила. Возможно, во время одного из таких посещений старец-духовник дал наставление Епископу, в основе своей соответствующее написанной позднее рукой Владыки работе "От Меня это было". Старец в виде духовного совета открыл подвижнику, что за всеми внешними событиями его жизни следует видеть всемогущий и спасительный Промысел Божий. А спустя десять лет будущий Митрополит облек завещание старца в совершенную литературную форму, проявив при этом не только свои недюжинные литературные способности, но и тончайшую мистическую интуицию, внеся в эту небольшую по объему, но не по духовному содержанию, работу и свой личный мистический опыт. Только эта версия, на мой взгляд, объясняет и примиряет все противоречия, связанные с авторством "От Меня это было". И нужно говорить не об авторстве, а о соавторстве двух великих подвижников. Тогда становится понятным, почему в вышеупомянутых "тетрадочках" присутствовала переадресовка статьи к иеросхимонаху Серафиму. Находит свое объяснение факт, почему многие другие работы Митрополита Мануила (которые принадлежат его перу несомненно) написаны в этом же "жанре" разговора Бога с душой подвижника.

     Тогда, наконец, может быть понятна и дата написания работы - 1937 год (время тяжелейших испытаний для Церкви, когда особенно пригодился Владыке Мануилу давний совет старца уповать на Бога и во всех внешних событиях жизни, каковы бы они ни были, видеть Божий Промысел, ведущий человека к спасению) и многое другое.

     Начиная заниматься вопросом об авторстве этого уникального текста, я не ожидал, что придется его еще и ... защищать. Изданный большими тиражами, освященный именами двух великих подвижников, текст этот, казалось, давно и прочно завоевал право на благосклонное внимание читателей и исследователей. Но оказалось, что дело обстоит сложнее. На одном из Православных интернет-сайтов писатель и исследователь В.П. Филимонов подвергает "От Меня это было" не столько богословскому анализу, сколько грубой, хлесткой и несправедливой критике. Эта статья называется "апокрифическим сочинением", написанным "полуграмотным языком", не свойственным отцу Серафиму. Далее автор пишет, что "От Меня это было" напоминает по форме своей некое заклинание (!), что и вовсе ставит это сочинение вне ряда Христианской духовной литературы. Оставим на совести исследователя эти не просто спорные, а прямо несправедливые утверждения. Скажу лишь, что напраслина на эту великую работу принимает иногда даже текстуально-доказуемый характер. Так, В.П. Филимонов заявляет, что в работе этой якобы "нет даже упоминания Имени Господа нашего Иисуса Христа, без Которого нет спасения". Тут можно лишь развести руками! Ибо неприятие этого произведения явно застит исследователю глаза: в статье, по форме написанной от имени Иисуса Христа, прямо говорится: "Я испытываю крепость веры твоей в непреложность обетования, в силу дерзновенной твоей молитвы о сих близких тебе. Ибо не ты ли вручил их покрову Матери Моея Пречистыя (выделено мной - А.Ж.), не ты ли возлагал заботу о них Моей промыслительной любви..." Как видим, текст, по замыслу автора, исходит от Бога-Слова, Господа нашего Иисуса Христа. И упрек автору в том, что в книге не упоминается Имя Господа Иисуса Христа, повисает в воздухе. Но помимо явных придирок есть в данном тексте и аргументы, которые могут смутить кого-то из читателей. Их необходимо оспорить. Приводя доказательство того, что старец Серафим не мог быть автором этой работы (см. выше о том, был ли он на самом деле автором этого текста, - А.Ж.), В.П.Филимонов пишет: "почитая себя грешнейшим паче всех человек, батюшка Серафим никогда не позволил бы себе говорить от имени Бога. По меткому выражению одного из святых отцов - попытка что-либо говорить от имени Бога есть ни что иное, как литературный папизм". Вроде и не поспоришь с этим высказыванием исследователя. Но на самом деле христианская письменность (не только Боговдохновенные книги Ветхого и Нового Завета, где таковые случаи приводятся во множестве) знает и другие тексты, в которых Бог прямо обращается к людям. Пророк говорит не от себя лично, а от Бога. Пророческим даром несомненно обладали как старец Серафим, так и Митрополит Мануил. Но дело даже не только в этом. Каждая душа христианская в минуты духовных взлетов не только беседует с Богом, обращаясь к нему в молитве, но и может получать от Него ответ на свои духовные сомнения, духовные поиски. Тем более, в данном случае речь идет о великом подвижнике Православия, Епископе, Исповеднике. Человеке, своей праведностью стяжавшем благодатные дары Святого Духа. Не мог он зарыть в землю данный ему "талант" - сокровище живого слова Божьего, открытого ему на молитве, сообщенного ему через посредство духоносного старца-схимника. Конечно, такие духовные взлеты - единичны и исключительны в истории Церкви. Это Библейские пророки часто слышали слова Бога, обращенные к ним и оглашали их людям, поскольку были они сказаны не для одного человека, а для тех верующих, которые окажутся способны "вместить"... Никакого отношения к "папизму" работа "От Меня это было" не имеет. Митрополит Мануил свои молитвенные беседы с Богом в первую очередь записывал для себя и для небольшого кружка своих духовных чад, а о публикации таких работ в церковной периодике того времени не могло быть и речи. Уже значительно позже эта работа и его дневники, также построенные в форме беседы Бога с душой подвижника, конечно, по особому Промыслу Божию, стали доступны для широкого читателя.

     Второй, и тоже веский с виду аргумент: "По слову так называемого завещания, Бог - это, прежде всего суровый воспитатель, использующий различные методы наказания, ибо Он другими способами вразумить человека и "привлечь мысли его к Себе" не может. Человек же, будучи "слепым орудием", только через ниспосылаемые ему наказания должен познать, что он находится в "зависимости от Бога", - пишет В.П.Филимонов. Что тут сказать? Создается впечатление, что автор этих слов желает в деле спасения совместить "приятное с полезным", что, конечно, далеко не всегда удается на действительном пути человека к Богу. По верному замечанию исследователя духовного наследия Митрополита Мануила, самарского священника Михаила Мальцева, смысл этой работы в том, как дорога, как драгоценна душа человеческая в очах Божиих. Не о слепом послушании, не о "воспитании кнутом" идет здесь речь, а о Божественной любви, готовой излиться на человека, способного ответить на зов Божий. "Ты дорог в очах Моих, многоценен, и Я возлюбил тебя", - говорится в первых строках этого произведения.

     Какую огромную, поистине нечеловеческую любовь нужно иметь к своему созданию, чтобы сказать так, как это сказано в рассматриваемом произведении : "Все, касающееся тебя, касается и Меня"! Где тут "различные методы наказания", на которые ссылается исследователь? Где "суровость воспитателя"? Все это растворено в неизреченной Божественной любви.

     Великий и вечный смыл этой работы, который и привлекает сердца читателей -уже нескольких поколений христиан, - в том, что Бог близок к каждому из нас, Он стучит к нам в сердце, заходит в каждый дом, Он рядом во всех будничных и великих обстоятельствах нашей жизни. И Он всегда готов услышать нас и прийти на помощь. Важно лишь, чтобы мы не отринули от себя сей безценный дар Божественной любви.

     Все: и скорби, и радости, и потери и обретения - "От Меня это было". Все это от Того, кто есть, был и будет. И потому не столь важно, кто автор этого, поистине Богодухновенного текста. Ибо был он от Того, Кто Один имел власть сказать нам такие слова.

 

Антон ЖОГОЛЕВ

 


     Источник: Православная газета "Благовест", от 30.11.2001 г.

 

 
« Пред.   След. »